Памяти Семёнова Георгия Ивановича.




< К 90-ЛЕТИЮ СЕМЕНОВА ГЕОРГИЯ ИВАНОВИЧА (1928-2010)

 

28 февраля 2018 года исполнилось 90 лет со дня рождения нашего отца Семенова Георгия Ивановича, уроженца села Михайловка Андреевской волости Бузулукского уезда Самарской губернии (ныне Курманаевский район Оренбургской области). Всю войну отец проработал в совхозе «Рубежинский» в качестве рабочего, тракториста. Является участником Великой Отечественной войны, тружеником тыла, награждался юбилейной медалью.

После службы в Советской Армии отец вновь вернулся в родные места и работал в райцентре с. Андреевка и в селах района в комсомольских, партийных и советских органах вплоть до ликвидации района.

В 1960 году наш отец выехал на поиски работы в г. Караганду Казахской ССР, где прошел путь от старшего политвоспитателя общежития строителей до одного из руководителей города Караганды. Под его началом из Старого города Караганды в новые благоустроенные жилища Нового города было переселено более 300 000 человек, с выдачей каждой семье ордера на право занятия квартиры за подписью нашего отца. После переезда в г. Йошкар-Олу Марийской АССР по семейным обстоятельствам отец продолжил работу в качестве начальника одного из ЖУК города, работал на руководящих должностях в системе предприятий Марийского машиностроительного завода (оборонная промышленность) и даже несколько раз избирался народным заседателем Йошкар-Олинского городского суда.

 

Уже после завершения государственных и общественных дел, наш отец занялся написанием своих воспоминаний. При его жизни вышли в печать книги: «Время не возвращается», «Дорогие мои земляки» и первый выпуск книги «Родословная семьи Семеновых». В черновиках остались рукописи отца: «Мы дети войны». Вниманию читателей сайта предлагается одна из глав второй книги отца «Агроном МТС».

 

Сын, Семенов Валерий Георгиевич, г.Йошкар-Ола, телефон 8-987-717-46-41, электронный адрес: ctc09@mail.ru

 

 

Из книги Семенова Г.И. «Дорогие мои земляки».

 

Агроном МТС

 

В 1938 году после окончания сельскохозяйственного института Файзула Карибжанов, как молодой специалист был направлен главным агрономом в одну из машинотракторных станций Северо-Казахстанской области. За Файзулой было закреплено пять колхозов, входящих в обслуживание МТС. Подошла уборка урожая. Техники в то время было мало, и главный агроном ездил по своим колхозам верхом на лошади. У Файзулы от природы не было одного глаза, и он как-то привык обходиться одним. Приехав в один из колхозов, он обратил внимание, что на центральном току сушится много зерна. Агроном подумал, правильно делают колхозники, что просушивают хлеб. У него через шею висел барометр, который твердо показывает на сухую погоду. Но, через короткое время колхозники почему-то вдруг начали собирать и окучивать хлеб в бурты. Он подумал, - зря они это делают! Сам сел на лошадь и поехал в соседний колхоз. Лошадь идет, не торопясь, тихим шагом. Вдруг на небе появилось небольшое белое облачко, затем оно превратилась в тучу. Засверкала молния на горизонте, загремел гром. Дунул ветер, сначала пошел мелкий дождь, переходящий затем в ливневый. Файзуле стало интересно. Как произошла такая перемена погоды? Агроному хотелось узнать народные приметы. Решил вернуться на ток, где лежало зерно, т.к. отъехал от села всего три километра. Он вернулся и поинтересовался у колхозников, по каким приметам они начали собирать зерно? «Скажите, пожалуйста, почему Вы час назад стали собирать в кучу зерно на току? Небо было совершенно чистое, и мой барометр показывал на сухую погоду?» Один из колхозников откровенно сказал: «Смотрим, соседская свиноматка начала таскать солому и закрывать поросят. Стало быть, это к ненастью. Поэтому мы начали собирать хлеб. Как накрыли зерно - пошел дождь». Главный агроном МТС Файзула Карибжанович при колхозниках снял с шеи барометр и бросил его на землю: «Зачем он нужен такой барометр, если русская свинья лучше знает погоду». Ф.Карибжанов с годами стал опытным агрономом, и в 1950-е годы коммунисты избрали его секретарем Северо-Казахстанского обкома Компартии Казахстана по сельскому хозяйству. Затем он был переведен в Караганду и рекомендован вторым секретарем Карагандинского обкома Компартии Казахстана. В то время секретари обкома и председатель облисполкома, вместе с закрепленными водителями, жили в особняках по улице Ф. Кривогуза. Рядом в городском парке была проложена детская железная дорога. Карибжанов Ф.К. человек был культурный, вежливый и интеллигентный. В выходные дни, бывая дома, выходил во двор в спортивном костюме и вместо физзарядки становился на четвереньки и с детьми своего шофера играл в «Чок-Чок». Это значит, детей сажал верхом на себя и ходил на четвереньках по двору. Опытный водитель гаража обкома партии Николай Пилипенко долгое время обслуживал на закрепленном автомобиле секретарей обкома партии, в том числе и Ф.К.Карибжанова. Однажды утром, шеф пригласил Н.Пилипенко и говорит: «Николай! Надо взять маленький автобус в гараже обкома и поехать в Долинку, привезти арбузы и дыни». В поселке Долинка под Карагандой заключенные местной исправительно-трудовой колонии выращивали бахчевые культуры. Приехав в поселок, он сообщил дежурному ИТК о том, что Ф.Карибжанов прислал его за арбузами и дынями. Николай привез Карибжанову полный автобус арбузов и дынь. Файзула Карибжанович подошел к машине, пощелкал указательным пальцем по арбузам. Взял по одному арбузу и дыню и пошел домой. Николай спросил: «А что делать с остальными?». Карибжанов махнул рукой, на твое, мол, усмотрение. Николай так же один арбуз и дыню, занес домой. Остальные ягоды привез в гараж обкома партии. В 1954 году Ф.Карибжанов работал заведующим сельскохозяйственным отделом ЦК КП Казахстана. Небольшой промежуток работал Министром сельского хозяйства, а затем был избран вторым секретарем ЦК Компартии Казахстана. Последние годы Ф.Карибжанов работал Председателем Президиума Верховного Совета Казахской ССР. Умер Файзула Карибжанович в августе 1960 г. и захоронен в Алма-Ате в Парке им. 28-ми гвардейцев-панфиловцев с высокими почестями. Везде, где бы ни работал Ф.Карибжанов, выполнял свои обязанности с честью и достоинством. Четверг 8.03.2018 07:32 ast 04:32 msk Славный сын земли казахской Исполняется 100 лет со дня рождения славного сына казахского народа, видного государственного и общественного деятеля, выдающегося организатора сельскохозяйственной отрасли страны Фазыла Карибжанова 26.11.2012 / история Какимбек Салыков, "Казахстанская правда", 23 ноября Исполняется 100 лет со дня рождения славного сына казахского народа, видного государственного и общественного деятеля, выдающегося организатора сельскохозяйственной отрасли страны Фазыла Карибжанова. На всех постах, где бы он ни трудился, оставил добрый след трудолюбивого, требовательного, в то же время добропорядочного деятеля с чистым сердцем и большим умом. О Фазыле Каримовиче я впервые услышал из уст в то время секретаря Карагандинского областного комитета партии Файзуллы Сергазина. После десятилетней работы на шахтах Жезказгана в 1965 году меня избрали секретарем парткома Жезказганского горно-металлургического комбината им. К. Сатпаева. Этот партийный комитет был в номенклатуре ЦК КПСС, и меня для утверждения пригласили в Москву. Знал, что в Кремлевской больнице находится на лечении секретарь Карагандинского обкома партии Ф. Сергазин, и мне, знавшему его по приездам в Жезказган, сам бог велел навестить и справиться о состоянии его здоровья. Когда я зашел в палату, едва скрыл свой испуг, увидев его тяжелое состояние. Он был рад этой встрече и не скрывал свои чувства о моих стихах, появлявшихся в Карагандинской областной газете. Когда я высказал свое мнение о полученных мною от него уроках при двух встречах в Жезказгане, он взволнованно заговорил о Фазыле Каримовиче Карибжанове как о своем учителе. Говорил он трогательно, с большим волнением и особым уважением. И тут же вспомнил слова Вольтера: "Иной и на втором месте блестит, и его блеск отражается на том, кто занимает первое место". И далее продолжил: "Вот эти гениальные слова можно целиком и полностью отнести к Фазылу-ага. Как второй секретарь областного комитета партии, он в Караганде успешно развернул многогранную деятельность. Я его ученик, и таких учеников в Караганде немало, которые составляют "школу Карибжанова". В работе он был строг и весьма требователен, а в оценке людей справедливым, он меньше наказывал, а больше прощал. В обыденной жизни он был прост и ясен, вежлив и открыт. Его знание казахской и русской литературы удивляло всех, кому посчастливилось бывать с ним вместе". Эти слова вызвали большую радость во мне, ибо я мечтал знать побольше об этом легендарном человеке. Ведь многие карагандинцы с таким же уважением вспоминали бывшего второго секретаря обкома партии. О Ф. Карибжанове я немало услышал и от его студенческих друзей Шафика Чокина – "Халық Қаһарманы", академика НАН РК, Хасена Нуркеева – бывшего председателя Павлодарского облисполкома, первого заместителя Целинного крайисполкома. Особенно Хасен Нуркеевич, как однокашника по Сибирскому сельскохозяйственному институту, вспоминал его очень часто. Из всего сказанного я извлек: это был весьма чуткий человек к людям и их нуждам, высоко ценивший деловую обстановку среди друзей и товарищей по работе. Обдуманный и деловой подход к любому вопросу жизни Фазыла Каримовича исходил от чистого сердца и здравого ума. Он верил людям и сам умел убеждать собеседника, выполнял строго обещания, данные им. Карибжанов Фазыл Каримович родился 24 ноября 1912 года в ауле Айбас (ныне Жанан) Шарбаккульского района Омской области Российской Федерации. Через год после его рождения скончался отец Карим Карибжанов, и в раннем детстве по трагической случайности Фазыл лишился одного глаза. На попечении матери Алипы остались четверо детей: Айтхожа, Сеитхожа, Баткен, Фазыл. Годы эти были трудными и в России, и в Казахстане. Алипа-апай была женщиной весьма собранной и деловой, сумевшей воспитать своих четверых детей, да еще Салима – сына Айтхожи. Сын Салима – Карибжанов Жанибек Салимович – известный в республике государственный деятель, бывший заместитель Премьер-Министра РК, аким трех областей, министр сельского хозяйства РК, Полномочный и Чрезвычайный Посол РК в Китайской Народной Республике, вице-спикер Мажилиса Парламента РК. По казахским национальным обычаям на младшего сына возлагается ответственность за весь очаг слагающих самых близких родственников, так что на Фазыла Каримовича была возложена главная ответственность по оказанию помощи матери, по надзору за всеми Карибжановыми по велению обычаев предков. Когда при подготовке к написанию своей поэмы "Эхо эпохи" о Ф. Карибжанове посетил аул Жанан Шарбаккульского района, я заметил уважительное отношение всех жанановцев к плеяде Карибжановых и особенно к Фазылу Каримовичу за его постоянное духовное влияние. Верно говорят: "С родника начинается Родина", с любимого отношения к своему очагу, аулу у Фазыла-ага родилась неиссякаемая любовь ко всем людям, с кем ему приходилось учиться, жить и трудиться, а самое главное – беззаветная преданность и любовь к родному Казахстану. Вообще Шарбаккульский район Омской области дал родному Казахстану таких выдающихся деятелей Родины, как Жумабай Шаяхметов, Кошке Кемегеров, Фазыл Карибжанов, Жанибек Карибжанов и другие, поэтому другой раз весь этот район кажется частью Северо-Казахстанской области. Как любят шарбаккульцы Казахстан, так и историческая родина отвечает им тем же. Первоначальное образование Фазыл Каримович получил в родном ауле, а затем с помощью родных и близких, несмотря на трудные условия жизни, поступает в Омский рабфак. Следует отметить, что активному школьнику дает направление Шарбаккульский районный комитет комсомола. Поступив на рабфак в 1929 году, окончил учебу в 1933-м. В том же году он поступает в Сибирский сельскохозяйственный институт в Омске. Молодой Фазыл с трудностями, связанными не только с материальными условиями, а еще с изучением и овладением русского языка, справился успешно, что ему позволило учиться на "отлично" на всех курсах этого одного из крупнейших в России высших учебных заведений. Мне было весьма приятно, когда я посетил этот вуз в 2009 году и увидел на доске почетных выпускников, окончивших с "золотыми дипломами", обоих Карибжановых: и Фазыла, и Жанибека. Ф. Карибжанов после окончания института в 1938 году первоначально работает агрономом-полеводом в Знаменском районе Омской области. В том же году его направляют руководителем сортоиспытательного участка в Кокшетау, а затем – начальником сортоиспытательного участка в Петропавловск. Его появление на этом посту интересно описывает Римма Столярова, дочь Столярова Петра Сидоровича, ведавшего хозяйством сортоиспытательного участка до приезда Ф. Карибжанова: "Отец сказал, что на нашем участке будет новый начальник. Приехал худощавый молодой человек, казах, был очень скромно и бедно одет. Но, как оказалось в дальнейшем, прост в общении, веселый, много шутил, смеялся. Несмотря на большую занятость в работе, Фазыл Каримович всячески старался помочь и помогал детям в учебе, находил время поиграть с нами". В те годы младшей Римме было шесть лет, старшей сестре Валентине – 16, а средней сестре Лидии – 14. Благодаря счастливой судьбе, впоследствии, в 1944 году, Фазыл и Лидия создали свой очаг. Семья и родственники Столяровых с большой любовью вспоминают о молодом Фазыле Каримовиче не только как о большом труженике, но и как о большом друге семьи. В годы Великой Отечественной войны Фазыл Карибжанов работал в тылу. Его трудолюбие принесло необходимые результаты. Продукция Петропавловского сортоиспытательного участка, где работал Фазыл Каримович начальником, на московской выставке была признана лучшей и награждена грамотой ВДНХ. Именно эти семена обеспечили высокий урожай Северному Казахстану, а затем и всей республике. Война научила вести упорную борьбу за высокий урожай, за сохранность каждого килограмма зерна. Именно в этом деле Ф. Карибжанов показал пример беззаветной службы и свои организаторские способности. В сентябре 1941 года Ф. Карибжанова перевели в Северо-Казахстанский обком партии, где он за три года прошел ступени роста от инструктора до заведующего сельскохозяйственным отделом. В 1945 году он выдвигается на пост заместителя заведующего отделом сельского хозяйства Центрального комитета Компартии Казахстана. В 1946 году Ф. Карибжанов избирается вторым секретарем Карагандинского обкома партии и в 1951 году – председателем облисполкома. В характеристике, подготовленной ЦК КП Казахстана в декабре 1946 года, отмечается: "За период работы в аппарате ЦК КП (б) Казахстана тов. Карибжанов зарекомендовал себя грамотным, культурным и энергичным работником... Большое внимание уделял организации труда в совхозах, оказывая им на местах практическую помощь". Эти слова характеристики не надуманные, а взяты из истины самой жизни, из конкретных дел, проводимых в то время Карибжановым как крупнейшим специалистом сельского хозяйства. Я хочу особо подчеркнуть "энергичность" и умение оказывать "практическую помощь" на местах. Эти качества и тогда, и сегодня были и будут добрым примером для руководящих работников нашей республики. В 1945 году Карибжанов Фазыл был отмечен высокой наградой – орденом "Знак Почета". Так Родина оценила его труд в годы войны, в тылу ради победы над гитлеровским фашизмом. Ф. Карибжанов, работая вторым секретарем Карагандинского обкома партии, обращал особое внимание на два проблемных вопроса времени. Во-первых, нужно было ликвидировать тяжелые последствия войны, когда на селе основными трудовыми ресурсами были старики и дети, намного снизилась урожайность и продуктивность животноводства. Во-вторых, наращивая темпы восстановления народного хозяйства республики, оказывалась большая помощь восстановлению разрушенного войной народного хозяйства западных регионов Советского Союза. Из Казахстана шли эшелоны с зерном, металлом, углем, оборудованием и другой продукцией промышленности и сельского хозяйства. Во всех этих исторических делах в Карагандинской области было немало вложено труда Фазылом Карибжановым. Караганда в те годы переживала процесс своего формирования, и с каждым годом город становился все краше, чище и наряднее. Бурно развивалась угольная промышленность области как третьей угольной кочегарки Советского Союза. Карсакпай, Балхаш, Жезказган, Темиртау с каждым днем наращивали темпы выпуска промышленной продукции. В этой истории развития индустриальной Караганды заложена история жизни Фазыла Карибжанова. За умелую работу в Карагандинской области в 1947 году Карибжанов был награжден вторым орденом "Знак Почета". В 1951 году Ф. Карибжанов выдвигается заведующим сельскохозяйственным отделом ЦК Компартии Казахстана, а в 1953 году – министром сельского хозяйства республики. 23 февраля 1954 года состоялся Пленум ЦК КПСС, на котором было принято решение по увеличению производства зерна и освоению целинных и залежных земель в Казахстане. Для руководства республикой были посланы видные партийные работники П. К. Пономаренко, Л. И. Брежнев, соответственно первым и вторым секретарями ЦК Компартии Казахстана. Секретарем ЦК Компартии Казахстана по сельскому хозяйству был избран Ф. Карибжанов. Это решение для того времени было крупнейшим выдвижением большого знатока сельского хозяйства республики и признанием его преданности делу и заслуг. Так главный специалист республики в сельском хозяйстве стал секретарем ЦК, патриархом земледельцев Казахстана. В 1956 году Казахстан сдал первый миллиард пудов зерна. К концу 1955 года в Казахстане действовал 631 совхоз, из них 337 были вновь образованными в течение года. Из 90 тыс. работающих на полях целинных областей автомашин 60 тыс. прибыли из других регионов страны. К тому же прибыли 13 тыс. комбайнеров с комбайнами из соседних областей. Фазыл Карибжанов в те годы провел большую работу по обследованию и отбору пахотно-пригодных земель. При этом он сотрудничал с учеными-почвоведами, землеустроителями, агрономами и гидрологами казахстанской подготовки. Он действовал в штабе, который руководил работой по освоению целинных земель, как Кутузов в Бородинском бою. Целина казахскому народу принесла немалые осложнения, особенно по спаду процентного соотношения казахов по сравнению с другой частью населения, что способствовало появлению языковых барьеров, снизивших востребованность родного языка. Эти вопросы ныне получили новые пути развития, трудности старые активно преодолеваются. Во всяком случае Казахстан стал государством хлебным. За проделанную работу по освоению целины Фазыл Карибжанов был награжден орденом Ленина, высшей наградой того времени. В декабре 1957 года Ф. Карибжанов был избран вторым секретарем ЦК Компартии Казахстана. Для представителя казахского народа это выдвижение было большим событием, ибо первый секретарь ЦК всегда посылался в те годы из Москвы. Для выполнения служебного долга на этой высокой должности ему помог опыт, приобретенный во время руководства в сельском хозяйстве республики. В части руководства промышленностью Ф. Карибжанову большую услугу оказал опыт, приобретенный в Карагандинской области. Немало было сделано в республике по улучшению жилищно-бытовых условий и медицинского обслуживания населения, на что Фазыл Каримович всегда обращал пристальное внимание. Крупным событием в 1958 году стало завершение строительства телестудии в Алматы, начало вести свои передачи Казахское телевидение. За ходом строительства телестудии внимательно и самым требовательным образом следил второй секретарь ЦК. Так он становился крупным политическим деятелем. Немало внимания Ф. Карибжанов уделял творческим организациям, следил за развитием казахской и русской литературы. Как рассказывали друзья, он наизусть читал отрывки из "Евгения Онегина" А. Пушкина, стихи Магжана Жумабаева знал лучше самих литераторов, Абая пел всегда. Хасен Нуркеев рассказывал: "В компаниях, на встрече друзей он не мог веселиться без домбры и всегда начинал с песни "Көзімнің қарасы". В газете "Правда" от 12 декабря 1958 года появилась статья Ф. Карибжанова "Культура, вдохновляемая великими идеями", которая была посвящена декаде казахского искусства в Москве. В статье он отметил, что "за годы царизма на территории Казахстана не было построено ни одного театрального здания, не было и квалифицированных кадров с необходимым творческим опытом". И тут же приводит: "Сейчас в Казахстане работает 19 театров, в том числе Театр оперы и балета им. Абая, консерватория, хореографическое и художественное училища". Он с особой гордостью, радостью и благодарностью в статье отмечает большой труд композитора-музыковеда А. Затаевича, собравшего более 2 300 произведений казахского народа и изложившего их в нотной записи впервые. В самом деле это было открытием самобытного и богатого духовного мира казахского народа. Эта статья Ф. Карибжанова открыла миру достижения литературы и искусства Казахстана. В ней он подчеркнул: "Мы с благодарностью воспримем товарищескую, нелицеприятную критику, деловой разбор деятелей литературы и искусства Москвы". Такие смотры были и отчетом перед Москвой, и школой покорения вершин русской и западной культур. Мухтар Ауэзов в дневниковых записях пишет: "На Фазыла Каримовича можно положиться, он высокоморален, человечен, у него доброе горячее сердце, я рад, что встретил такого человека". Наши ведущие писатели М. Ауэзов, С. Муканов, Г. Мусрепов и другие делились с ним своими литературными идеями, творческими мыслями. Запросто обсуждали вопросы развития литературы Запада и Востока, особенно своей родной литературы и искусства. Известный драматург Калтай Мухамеджанов писал: "Он был для меня эталоном человечности, который действительно переживал за нас – за казахскую литературную молодежь, ревностно относился к развитию национальной культуры". Примеров, когда Фазыл Каримович защищал молодых талантливых людей от резких нападок идеологических работников партии, очень много. Запомнился среди писателей случай, когда при обсуждении одного из потерпевших острую критику спектаклей К. Мухамеджанова он сказал: "Вы талантливо пишете о молодых, когда же напишете о нас, стариках?" Тогда ему было всего 47 лет. Зато критики от идеологии умолкли и последовали справедливой оценке Карибжанова. В марте 1960 года Ф. Карибжанов был избран председателем Президиума Верховного Совета республики. За короткое время работы и здесь он оставил добрый след, в частности, научил работников аппарата внимательно относиться к приему населения, их письменным просьбам по тем или иным вопросам жизни и труда. Высокую моральность он проявлял во всех случаях рассмотрения как больших государственных, так и малых, относящихся к нуждам простого труженика. При этом он строго требовал давать ответы с указанием принятых мер. На высоком посту Фазыл Каримович работал недолго. 25 августа 1960 года в возрасте 48 лет он скончался. В медицинских заключениях была запись: рак легких. Так рано ушел из жизни один из лучших сынов казахского народа, видный государственный и общественный деятель, добрый, мудрый, жизнерадостный человек. Фазыл Каримович похоронен в алматинском парке им. 28 гвардейцев-панфиловцев. Тем самым руководство республики оказало ему самую высокую честь как выдающейся личности страны, заступнику идей дружбы народов и гуманизма на земле. Академик М. Козыбаев на вечере памяти, посвященном 90-летию Ф. Карибжанова, сказал: "Мы оцениваем его сегодня как великого человека своего времени – видного государственного деятеля, внесшего огромный вклад в экономическое развитие республики". Лучше не скажешь. Фазыл Карибжанов был прекрасным семьянином, он с любимой супругой Лидией Петровной, которую все родственники называли Лидия-женгей, прожили прекрасную совместную жизнь. После смерти Фазыла-ага она воспитала его наследников – трех сыновей: Жана (1944), Олега (1948) и Валерия (1952), вырастила, вывела их на славную дорогу жизни. Особым уважением она пользовалась у матери Фазыла Каримовича Алипы-апай, которая души не чаяла в ней и любила, как свою родную дочь. Все эти отношения сложились в те дни, когда Фазыл Каримович был жив, подавал высокие примеры уважительного отношения к Столяровым, как к своим родным отцу и матери. Таким образом он перенес в эту интернациональную семью добрый обычай казахов, когда мы тещу признаем и уважаем, как родную мать, а тестя – как родного отца. Когда вспоминаешь сказанное друзьями и родственниками об отношении к ним Фазыла Каримовича, невольно приходят на ум слова Конфуция: "Учение мое состоит единственно в том, чтобы иметь чистое сердце и любить своего ближнего, как самого себя". Фазыл-ага, как самого себя, любил ближних, и они отвечали ему тем же. Все это показывает, каким он был жизнерадостным и человеколюбивым, большим государственным деятелем, славным гражданином любимой Родины. Кто бы о нем не писал или не говорил, ясно одно: жизнь без отца и без одного глаза дали ему с ранних лет спокойствие духа и разумную уверенность в себе. Со временем все, что есть в мире прекрасного, благородного, красивого и идеального, вселились в его человеколюбивое сердце. Его высокие жизненные устремления были направлены на решение нужд людей, задач родины и времени. Где бы он ни работал, отлично справлялся со всеми ответственными и большими делами, всегда достигал неизменных успехов. Видимо, секрет в том, что в годы войны привык работать за себя и за того парня, к этому благородному трудолюбию прибавилось его умение накопленные знания умело применять в конкретном деле. Мухтар Ауэзов говорил о его "высокой моральности и большой человечности", Калтай Мухамеджанов назвал его "эталоном человечности", Манаш Козыбаев – "великим человеком своего времени". Да, безвременно ушел из жизни славный сын земли казахской, прекрасный пример высокой духовности, большой человечности. Его светлые чувства, глубокие знания и здравый ум дали ему гражданскую ответственность, благородную обдуманность, высокую духовность и самое главное – большую человечность. Ведь все лучшее на земле – продукт высокой человечности. Если взглянуть на нашу жизнь, когда с высокого поста уходит именитый человек, так сразу же за ним распространяются нелицеприятные слухи. О некоторых такое звучит еще при жизни и на довольно высоком посту. О Фазыле Карибжанове все знавшие его люди говорят, что он обладал такими высокими духовными принципами, которые за многие века жизни на земле подтвердили свою неизменную верность. На его смерть поэт Прокофьев написал: Мы все склонили головы у гроба, Платки омыли горькою слезой. Он умер, повторяем снова и снова – Строитель общества с огромною душой. Да, верно, что ушел человек, гражданин, высокая личность с огромною душой. Его в тот час оплакивали Каныш Сатпаев, Мухтар Ауэзов, Сабит Муканов, Габит Мусрепов, Жумабек Ташенов, Ильяс Омаров и с ними – весь Казахстан. "Люди, будьте человечны! Это ваш первый долг", – говорил Жан-Жак Руссо. Фазыл Каримович Карибжанов всегда выполнял этот долг. Наступило 100-летие со дня рождения Фазыла Карибжанова. Думаю, что суверенный Казахстан, особенно североказахстанцы, карагандинцы и Астана, с великим уважением отметят эту важнейшую дату и примут все меры по увековечению памяти этого великого гражданина нашей страны. p>23 июля 2010 года не стало нашего отца Семенова Георгия Ивановича, который во время войны с 14 лет являлся участником трудового фронта, трудился на тракторах в совхозе "Рубежинский". Прошло уже 5 лет без этого великого человека. Кто знал и помнит его, прошу помянуть!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Одно из последних фото, здесь ему 80 лет, отмечали юбилей!

Валерий Георгиевич Семёнов.

 


 

Выдержки из рассказа Г.И.Семёнова «Памяти дорогого брата Павла» в сборнике «Дороги были ухабистые»,  Караганда, 1986 год.

        …Детские годы Павел прожил довольно нормально с матерью, бабушкой и братом Василием в большом деревянном доме в Михайловке.
        Однако после вступления матери во второй брак с Иваном Андреевичем Семеновым, жизнь Павла стала сложной и тяжелой. Больше он жил с бабушкой и братом Василием. С трудом окончил 4 класса Михайловской начальной школы.

      

       Семенов Иван Андреевич                   Петров Павел Федорович


         В те годы, на улице в Курмыше, где мы жили, стоял колодец с «журавлем». Павел кого-то из женщин дразнил и пятился назад. Когда женщина побежала к нему и хотела натрепать уши, Павел резко побежал задом и опрокинулся в колодец. Потом та же  женщина  опустила бадью и вытащила невредимого Павла из колодца. Она не успела его схватить, как он дал деру и убежал.
         Очень тяжело Павел переносил неурожайные 1931-1933 годы, но остался жив и здоров.
         В 1934 году, когда родители уезжали по вербовке на работу на Украину, Павел оставался с бабушкой и братом Василием…
        …Брат Василий устроил его воспитанником Андреевской машинотракторной станции. Вместе с другими ребятами он жил в общежитии МТС. За годы учебы Павел выучился по специальности на токаря, комбайнера, тракториста, а позже и шофера.
         Когда мы переехали в совхоз «Рубежинский», Павел стал жить с нами. Он уже был взрослый парень, и отцу, видно, было неудобно его отлучать от семьи…
         …В боях за Советскую Родину в 1941 году Павел был ранен в левую руку ниже локтя, была раздроблена кость руки.
         В госпитале Павел лежал на Волге в г. Рыбинске (ныне г. Андропов). После частичного выздоровления для долечивания на 6 месяцев был комиссован  домой. Прибыл к нам в совхоз. Мы жили тогда на 4-м отделении совхоза «Рубежинский» Тепловского района Оренбургской области, теперь это поселок Дружный.
          Павел до ухода на службу дружил с девушкой Катей Борисовой. После возвращения с фронта, он женился на ней. У нас с матерью была небольшая комната, и Павел с женой тоже стали жить с нами вместе.
          Павел работал на отделении кузнецом, больной, еще не окрепшей рукой поддерживал клещи с металлом. Как мог, помогал ремонтировать сеялки, плуги, бороны к весеннему севу.
          После истечения 6-месячного срока комиссования по ранению, Павла призвали в трудовую армию. Он служил до конца войны водителем пожарной машины на станции Колтубановка за городом Бузулук. Вскоре у них родился сын, которого назвали Сашей.
          В начале 50-х годов Павел с семьей в пос. Чапаевский Андреевского  района (ныне поселок не существует, район тоже), а затем в совхоз имени Володарского Тепловского (ныне Первомайского) района. Работал он трактористом, комбайнером, шофером. Был на хорошем счету у руководства совхоза. Был принят в члены КПСС.
           Семья у Павла с Катей была большая, 9 человек детей. Много средств требовалось, чтобы прокормить и одеть такую семью.
           Но, у Павла был грех, он злоупотреблял спиртными напитками, что передалось потом и на некоторых его сыновей. В последние годы допустил отступление от норм поведения, за что горько поплатился.
          Павел был человеком простым и открытой души. Он душевно переживал горький случай, который с ним произошел…
          …Как старший брат, он был внимательным ко мне и моей семье. В детстве и юности мы с ним спорили, бывали и стычки, не помню из-за чего. Но зла мы не имели и любили друг друга.
          Павел по натуре был общительным, его уважали товарищи по работе. Рано он научился курить, будучи беспризорным в детстве. До конца своих дней он не бросал курить.
          Он остался в памяти своих детей и родных заботливым отцом, добрым, ласковым и внимательным.
          Был он хорошим собеседником среди родных, близких и товарищей. Умел заразительно смеяться. Только теперь, когда я остался один, ощутил одиночество. Заметил, как много потерял, когда ушли из жизни  мои братья, вначале Павел Федорович, а затем и Василий Федорович.
          Мы сохраним светлую память о моем дорогом брате Павле Федоровиче.


 


Объявление:

 


Вниманию моих родственников по линиям Семеновых, Григорьевых, Петровых и Муллиных.

В Интернете размещена электронная версия книги Семенова В. Г. РОДОСЛОВНАЯ КНИГА СЕМЬИ СЕМЁНОВЫХ, 2-й выпуск, 2012 год, 319 страниц.

 

Если кому-то из Вас по какой-то причине пока еще не достался печатный вариант книги, и заинтересовал мой труд, то Вы сможете прочесть ее электронную версию и даже просмотреть наш Семейный фотоальбом (около 12 000 фото), запросив у меня ссылку на адрес размещения.

 

Можете написать свой запрос здесь, по электронной почте: vgs2008@mail.ru или позвонив по телефону: +7-702-40-40-444. Ваш Валерий Георгиевич Семёнов.

 


 


 

28 февраля 2011 года, исполнилось бы 83 года Семенову Георгию Ивановичу.

 

Г. И. Семенов, наш земляк, встретил войну подростком, вместе с семьей он жил в поселке

 

"Дружный".

 

Эти тяжелые годы он описал в своих воспоминаниях в книге "Время не возвращается".

 

Родословная семьи Семеновых подробно описана в книге "Семеновы".

 

Георгий Иванович долгие годы не терял связи с друзьями и родственниками.

 

К сожалению, прошлым летом его не стало.

 

До последних дней он работал над своей новой книгой "Семеновы" часть вторая.


Книга будет дописана и напечатана стараниями его сына, Семенова Валерия Георгиевича.


Еще при жизни Георгий Иванович подарил нашей библиотеке свои книги, и они пользуются

 

спросом.


Вечная память нашему земляку, писателю, Семенову Георгию Ивановичу.

 

 


 

 

15 марта 2011 года, проездом из Астаны в Йошкар-Олу, нашу библиотеку посетил Валерий Семенов.

 

Он познакомился с выставкой, посвященной его отцу, с другими материалами о нашем поселке.

 

Валерий Георгиевич поделился своими планами по написанию книги, над которой до последних дней работал его отец, подарил видеозапись последнего интервью своего отца, Георгия Ивановича.

 

Его поездка предпринята с целью сбора материала для будущей книги "Семеновы", часть вторая. В связи с чем он побывал в гостях у своих родственников Баймухомбетовых Сагидулы и Зауреш.

 

 


Сергеева М.П., Телятов И.Г.   фото, сканирование: Телятов И.Г.

 


РАССКАЗ ИЗ КНИГИ СЕМЕНОВА ГЕОРГИЯ ИВАНОВИЧА


«ДОРОГИЕ МОИ ЗЕМЛЯКИ»

  

Три встречи с волками. 

  

Было это давно, более шестидесяти лет тому назад. В 1943 году в разгар Великой Отечественной войны мне  исполнилось лишь пятнадцать лет. Как и многие юноши, работал тогда трактористом на гусеничном тракторе «ЧТЗ». Оставленный от призыва в Армию по брони директора совхоза, старшим трактористом на этом же тракторе работал Иван Леонтьевич Назаров. Жили мы тогда на четвертом отделении совхоза «Рубежинский» в Оренбуржье, теперь наше отделение называется поселок Дружный.


Стоял ноябрь, глубокая осень. Мы до самых морозов пахали зябь. Загон для пахоты был отведен в трех-четырех километрах от отделения на «Чапуринской меже», а через загон проходила проселочная дорога на хутор Чапурин.


Загон был расположен с запада на восток. На восточном конце загона стояла кадушка с водой для доливки в радиатор трактора. Радиаторы, как и сами тракторы, были старые. Вода из них то вытекала, то выкипала, и приходилось каждый круг подливать почти ведро воды. Чуть подальше от кадушки стоял полевой вагончик. Однако, повариха и другая обслуга бригады вечером уезжали домой в поселок. Тракторист оставался на загоне один сам с собой.


Иван Назаров пахал в дневную смену, мне же приходилось в ночь оставаться одному. Трактор наш таскал два четырехкорпусных сакновских плуга американского производства. 

Вечером мама, провожая меня на работу, налила бутылку молока, положила два яйца и домашнюю лепешку на ужин.


На пересменке с напарником проверили трактор, смазали из шарманки солидолом гусеничные катки, подлили воды, проверили масло в картере, и я поехал пахать. Назаров на велосипеде покатил домой.


Погода была прохладная, ночью выпадал иней. Я сделал три круга и подъехал близко к кадушке с водой на краю загона, чтобы долить воды в радиатор. 

И вдруг вижу - около кадушки, вытянув вперед передние лапы, сидели два огромных волка. Встречаться с волками один на один в далекой степи и, не имея в руках оружия, это очень серьезно!


У волков горели глаза, почти как фары у трактора. По их размеру можно определить - это не наши степные волки, а высокие лесные волки.


В те военные годы говорили, что из Брянских лесов с запада пришли к нам в Оренбургские степи огромные лесные волки, которые значительно крупнее наших степных. Никакой боязни от шума работы трактора волки не проявляли.


Развернув трактор таким образом, что кадка с водой была рядом с гусеницей трактора. Передние фары направил на волков, только тогда они отошли на несколько метров и опять сели в прежней позе. Подлив воды, заехал в загонку и продолжил пахоту. Отъехав с полкилометра, оглянулся назад - за плугом бежит по борозде лиса и мышкует. Плуг выбрасывает из-под копен соломы мышей, а она их ловит.


Земля уже подмерзла, плуг выворачивал огромные пласты земли. Только доехали до перекрестка дороги на пресечении с Чапуринской дорогой, как назло, застучал двигатель.


Быстро заглушил трактор и стал собираться домой. Спустил из радиатора воду, вылил из бутылки молоко, налил туда керосина и кресалом высек огонь. На длинную проволоку намотал тряпку и зажег факел, подумал - волки огня боятся.


И таким образом, с факелом пошел по дороге домой. Когда факел начинал затухать, из бутылки подливал керосин. Пришел домой где-то около двух часов ночи.  


Утром доложил старшему трактористу Назарову и механику Уразамбетову о поломке трактора. После завтрака втроем пошли к трактору. Открыли шатунную крышку и обнаружили, что расплавился шатунный подшипник.


На следующий день, 6 ноября 1943 года, механик отделения поручил мне на паре быков поехать на центральную усадьбу совхоза. Дал указание заехать в мастерскую и наплавить шатун. По пути следования также поручил получить на совхозной заправке две бочки керосина и двести килограммов масла «Вопор» - заменитель масла для картера трактора.


Получив с ремонта шатун, в три часа дня поехал на центральную заправку совхоза. Пока наливали в бочки загустевшее масло, уже начинало темнеть. Тем не менее, выехал домой. Одну бочку с маслом мне необходимо было сбросить в другой нашей бригаде, которая была на полпути от центральной усадьбы совхоза.


На этом полевом стану, был заскирдован хлеб. Три вороха по сто метров длиной каждый. Хлеб был заскирдован соломой с боков до одного метра и сверху более двух метров. Зерно надлежало вывозить на Уральский элеватор зимой.


Остановил быков на заправке полевого стана. Только стал пытаться ломом сбросить бочку, как у меня задергались быки и начали храпеть от испуга. Оказалось, что в конце скирды, где-то в 30-40 метрах сидела волчица. Вокруг нее прыгали и резвились не менее трех волчат, которые были уже довольно крупные. Не стал рисковать, волки голодные и могли наброситься на быков. Вывел быков с заправки на дорогу и направил домой. Быки под- гору понеслись бегом. Постукивая ломиком о бочку, создавая шум. Ломик держал все время в руках как холодное оружие.


Совсем уже стемнело, совершенно ничего не было видно. Не знал, остались волки или преследовали меня? Дорога неровная, гористая и холмистая, с несколькими спусками. Боялся, как бы не рассыпалась бричка. Под гору быки бегут, а в гору идут грузно, усталые и на последней лощине окончательно запалились и встали. Долго не думая, вынул занозки из ярма, привязал быков на короткий поводок и погнал их домой. Я шел позади быков, и было довольно боязно. Ночь темная и прохладная, кресалом высекаю огонь, стучу занозками. Тем не менее, быков пригнал на скотный двор и пошел домой.


Утром встаю и смотрю в окно, кругом все бело - перед утром выпал снег.


Доложил механику Уразамбетову о том, что, не доехав до поселка четыре километра, у загона 205 га, пришлось оставить бричку, запалились быки.


Уразамбетов сказал: 

«Позови Асия Жубаньязова и привезите бричку с горючим на отделение».


Мы взяли пару быков и бричку притащили домой.


После обеда со своими старшими товарищами Назаровым и Уразамбетовым пошли в поле к трактору «ЧТЗ» и, собрав его, пригнали на отделение. Трактор готовили на следующий день перегонять в центральные мастерские на капитальный ремонт. 8 ноября были уже в мастерских. 

 

Меня, рослого парня, на период ремонта трактора назначили молотобойцем в кузнечный цех. Приходилось одному 15-летнему парнишке обслуживать сразу двух кузнецов – Савченко и Артюшкина.

 

Иван Назаров в это время один ремонтировал наш «ЧТЗ».


Был еще третий случай встречи с лесным волком, тоже огромного роста. Как-то меня вызывали по повестке в Тепловский районный военкомат для уточнения отдельных вопросов. Домой предстояло возвращаться около девяносто километров, но попутного транспорта тогда не было. Решил возвращаться пешком. Первый день я прошел свыше тридцати километров и дошел до хутора Горбунов.


В конце села жили знакомые мне казахи, старик со старухой. Единственный их сын погиб на фронте, они получили похоронку.


Однажды с Турмагамбетом Жубаньязовым ночевали у них. И сейчас был убежден, что старики меня пустят переночевать. Зашел и представился хозяину по-казахски. Меня с удовольствием приняли дедушка с бабушкой. Вечером мне дали пиалу толкана из пшена со сливками и вкусный чай по-казахски.


С усталости уснул как убитый. Утром встал рано. Бабушка опять дала мне позавтракать, лепешку с маслом и чай по-казахски. Оделся и когда выходил из дому, бабушка мне за пазуху сунула пол-лепешки хлеба. Я был в восторге от такого внимания, со стороны моих казахских земляков.


Поцеловал деда с бабушкой и пошел вперед. Что меня ожидало впереди, я не знал. Было еще абсолютно темно, около шести часов утра. Рассвет был еле заметным. У меня уже был опыт, но в этот раз в дорогу уже взял палку.


Ночью дорогу запорошило мягким, пушистым снегом. Не слышно даже скрипа снега под ногами. Хутор Горбунов большой - пока его миновал, прошло около двадцати минут.


Вышел с хутора, слева река, заросшая тальником. Дорога чистая с покатом к реке. Вдруг вижу - спиной ко мне на дороге сидит неизвестное животное - собака или волк? Но огромного роста! Подумал, видно по реке рано вышел охотник, а на дороге сидит его собака!


Но чем ближе приближался к зверю, то убеждался, что охотника не видно. Значит это волк! Сидел на дороге и дремал. Раньше слышал, как рассказывали охотники, если спящему волку сильно закричать под ухо, то волк умирает от разрыва сердца. Очень тихо подкрался к спящему волку. В руках у меня ничего не было, кроме палки и кресала для высекания огня.


Когда оставалось не более 15-20 метров до хищника, что есть, сил закричал. Волк из перепуга прыгнул вверх, поворачиваясь по ходу назад. Затем повернул вправо в бурьян, изо всех сил помчался прочь. Затем несколько раз становился на задние ноги и смотрел в мою сторону. Начинаю опять кричать и махать руками. Волк отбежит немного и опять на задних ногах смотрит в мою сторону.


Так потихоньку подошел к мосту через речушку на хуторе Савичев. На хуторе из плетня еще выдернул хороший кол и пошел дальше на хутор Чиров.


Безусловно, встретившись с таким огромным волком, немного перепугался, но не растерялся. Наоборот весь мобилизовался на отпор лесному зверю. Дорога была скверная, лежал чуть заметный санный след, и идти было тяжело.


На второй день дошел до первого отделения совхоза и заночевал у Федора Ивановича, нашего родственника, который работал бухгалтером на отделении.


Утром отмахал шесть километров до Каргалы - нашей центральной усадьбы. К обеду туда приехал на машине наш хлебовоз Тургали Жубаньязов, с ним  проехал оставшиеся до нашего отделения восемнадцать километров.


Вот так встречался в 1943 году трижды с волками, но все обошлось без происшествий. Не было случая, чтобы они нападали на человека. Но для безопасности необходимо в руках иметь холодное оружие – нож или хорошую палку.


Волков же в ту зиму в наших местах было очень много. У нас скотомогильник был на горе недалеко от поселка и вечером, на закате, видно было, как волки целыми стаями друг за другом шли к могильнику, а днем видимо они отлеживались где-то в яру в снегу.  


Иногда наши любители – охотники делали засады на скотомогильниках, но, увидев идущих им навстречу несколько десятков волков, боялись даже произвести выстрел. Голодные волки могли набраться в стаю и разорвать самих охотников. Свидание с волком момент не из приятных в жизни, поэтому лучше с ними не встречаться!


Чапаевцы в освобождении нашего края


(глава из книги  Георгия Ивановича  Семёнова «Дорогие мои земляки», Астана, 2005 г.)

 

Старожилы наших оренбургских сел знают, какой вклад внесли чапаевцы в освобождение нашего края и Зауралья от нашествия белоказаков – колчаковцев. Много андреевцев и жителей других соседних сел и деревень в то время добровольцами вступили в ряды легендарной Чапаевской 25-ой стрелковой дивизии.

Ряд походов на гор. Уральск был совершен воинами-чапаевцами по большаку (тракту) из города Бузулука. Одно из наступлений 4-ой Армии, в состав которой входила Чапаевская 25-ая стрелковая дивизия, проходила с 10 октября 1918 года по 10 января 1919 года.  

Командующий 4-ой Армией Хвесин поставил задачу войскам: наступать правым флангом на Уральск, а главными силами на Бузулук и Оренбург. Выполняя приказ Командующего Армией, начдив Самарской дивизии Захаров, приказал Пугачевскому и Разинскому полкам выступать на город Бузулук. Только за три недели, к 1 ноября бригады Самарской дивизии одержали большие победы.

Заменивший Хвестина, командарм Балтийский в разговоре с начдивом Захаровым по прямому проводу в то время сказал: «Поздравляю с победой и бодрым духом Вашей дивизии. Ваши будущие действия согласно плану, утвержденному Реввоенсоветом 4-ой Армии, развиваются между реками Бузулук, Чаган и Урал. Поэтому все ваши три бригады направить в этот район».

Вокруг Уральска и окружающих его населенных пунктах, белоказаки имели сильно укрепленные линии окопов. Сильно укреплены были станица Соболево, хутора Зайкин, Самаркин, Чапурин, Парамонов, Стольников и другие. Все подходы к этим населенным пунктам были изрыты окопами и рвами, которые во многих местах сохранились до наших дней. Они, например, четко видны на правобережье реки Чаган на хуторе Чапурин, бывшем хуторе Парамонов на склонах гор и других населенных пунктах.

Несмотря на это, 3-й бригаде с 25-м кавалерийским полком удалось занять хутора Зайкин, Самаркин, Умет-Грязный (это в пределах 30 км от села Андреевки).

2-я же бригада заняла и удержала станицу Соболево, на большаке  по пути  на Уральск.

1-ой бригаде удалось войти на фронт хутора Мирошкин и села Царево – Никольское и Б. Ремизянка.

2-ая бригада в это время заняла форпост Красный, но, понеся при этом большие потери, наступать дальше не могла. Нужна была перегруппировка и пополнение частей бойцами и оружием. Дивизия растянулась по фронту на 120 км.

Пользуясь сильной раздробленностью красных войск, белоказаки перешли в контрнаступление. Наши части шедшие по большаку на Уральск, с тяжелыми боями отошли на станицу Соболево, где соединились с Интернациональным полком. Полк с боями отступил, прорвав крупные силы казаков, на село Гаршино, а часть 2–ой бригады отошли в село Васильевка на реке Бузулук. Однако, враг тоже был обескровлен, и дальше продолжать наступление уже не мог.

26 ноября 1918 года командарм Балтийский приказал начдиву Самарской дивизии Захарову командование сдать Восканову Г.К., а самому после выздоровления от ранения прибыть в распоряжение штаба Армии.

Восканов Гапар Карапетович (1886 – 1937) член ВКП (б) с 1919 года, начдив 25 стрелковой дивизии с ноября 1918 года. В 1919 году Командующий 4-ой Армией на Восточном фронте и позднее 12-ой Армией на Польском фронте, после Гражданской войны командовал корпусом.

К осени 1918 года в село Андреевку вступили бойцы легендарной 25-ой Чапаевской стрелковой дивизии. По большаку в сторону Уральска впереди двигалась кавалерия, затем тачанки с пулеметами, пушки, обоз и другое военное снаряжение тыла.

Казаки в первое время под натиском чапаевцев в панике бежали по направлению к городу Уральску.

В Андреевке во время похода чапаевцев на Уральск временно несколько дней квартировались 4-ый Пугачевский и Интернациональный полки. Во время пребывания в Андреевке 4-го Пугачевского полка в ряды Чапаевской дивизии добровольцами вступили 15 человек андреевцев.

В их числе были: Авдеев Михаил Кириллович, Бурцев Иван Степанович, Рылеев Мусей Мусеевич, Сухинин Павел, Сухинин Алексей, Семочкин Петр Константинович, Мельник Анисим, два брата Кутеповых и другие.

Из села Михайловки вступили добровольцами около десяти человек, в числе других два брата: Семенов Иван Андреевич и Семенов Илья Андреевич, первый отец автора повести о чапаевцах.

Добровольцами так же пополнились ряды чапаевцев в соседних селах Кондауровка, Курманаевка, Костино, Ефимовка и других населенных пунктах на пути к Уральску по большаку.

Чапаевцы ушли в сторону г.Уральска, преследуя белоказаков. Штаб 2-ой бригады И.С. Кутякова в то время находился в селе Любимовка, бойцы хорошо отдохнули.  

Комбриг, прибыв в Штаб стрелковой дивизии для получения задания, внес предложение - его бригаду выдвинуть на станицу Соболево и ударить во фланг наступающим там казакам, а 2-ю бригаду вывести в Любимовку, 3-ю бригаду в станицу Украинка. Начдивом это предложение И.С. Кутякова было принято.

Белоказаки неоднократно старались захватить форпосты Соболево и Гнилое под Уральском, однако комбриг Кутяков со своими бойцами упорно отражал эти атаки.

В те дни к И.С. Кутякову приехали два разведчика из отряда С.В. Сокола с села Ново-Сергиевское, где они в окружении вели бой двое суток. Сообщили, что бойцы из этого отряда отстреливались из домов, патроны на исходе, просят помощи.

Комбриг И.С. Кутяков приказал Разинскому полку Михайлова идти в Ново – Сергиевское для оказания срочной помощи отряду В.С. Сокола. Белоказаки, замыкавшие кольцо вокруг села по берегу реки Чаган, были разбиты.

На хуторе Пономарев упорные бои вел Краснокутский полк Ефрема Аксенова, который во взаимодействии с Пугачевским и Разинским полками нанесли поражение противнику.

Тем не менее, белые, имея численное превосходство в живой силе и технике, оказывали упорные сопротивление. Однако моральное состояние наших бойцов было высоким, бойцы и командиры проявляли беспримерную преданность делу Революции.

В январе 1919 года состоялся поход Чапаевцев на Уральск. Приказом М.В. Фрунзе по войскам Восточного фронта № 104 от 19 ноября 1918 года, первая Самарская дивизия была переименована в 25-ю стрелковую дивизию. В связи с этим полки получили персональные наименования.

Первая бригада, комбриг И.С. Кутяков в составе Пугачевский полк, где воевали андреевцы – 217 –й Пугачевский стрелковый полк.

Второй Разинский стал именоваться - 218-й Разинский стрелковый полк.

Интернациональный – Домашинский полк, - стал 219-м Домашинским полком.

Вторая бригада комбрига Михайлова третий Николаевский полк стал именоваться – 220 стрелковым полком. Четвертый Николаевский полк стал – 221 стрелковым полком.

Первый Саратовский полк, стал именоваться 223 Саратовским стрелковым полком. Пятый Краснопутский стрелковый полк стал 224 Краснопутским стрелковым полком.

Первый Николаевский полк стал называться 25 кавалерийским полком.

10 января 1919 года начался третий поход Чапаевцев на Уральск. Командир дивизии В.И. Чапаев командованием Армии в то время был уже направлен на учебу в Высшую военную Академию Генерального штаба Красной Армии.

В командование дивизией вступил Дементьев. Утром 12 января 1919 года Первая бригада И.С. Кутякова выступила для выполнения поставленной задачи. У хутора Астафьев два эскадрона Кутякова И.С. были атакованы полутора тысячью белых конников.

Совместно с 218 Разинским полком противник был отброшен. Чапаевцы заняли хуторы Астафьев и Каменный и 25 кавалерийский полк занял форпост Красный.

217 Пугачевский стрелковый полк быстрым маршем на подводах, занял хутор Зайкин и Бакаушен. Казаки были захвачены врасплох, и немногим удалось бежать с этих хуторов. Андреевцы в этих походах приняли активное участие.

218–й Разинский стрелковый полк на хуторе Самаркин попал в окружение двух полков белоказаков, но благодаря помощи Пугачевского полка противник был отбит и бежал на хутор Лебедев.

18 января 1919 года 217 –й Пугачевский стрелковый полк во взаимодействии с 25 кавалерийским полком овладели форпостом Теплый на реке Чаган, в 40 километрах от города Уральск. Противник отошел на форпост Чувашинский.

218 Разинский стрелковый полк занял хутор Усов, Горбунов и атаковал поселок Рубежный. Казаки с большими потерями отошли к городу Уральску. Первая бригада комбрига И.С. Кутякова со своим стрелковым полком заняли хутор Новенький, крупные населенные пункты на подходах к городу Уральск – Гнилое и Тренинский.

24 января 1919 года Уральск уже был занят красными войсками.

На участке 3-ей бригады комбрига Рыбакова 10 января казаки находились в форпостах Озерный, хутор Чаган, на хуторе Самарин в составе Кирсановской дружины в пятьсот штыков и другие отряды.

224–й Краснокутский стрелковый полк (командир полка Ефрем Аксенов), третий батальон оставил на хуторе Пономарев и с двумя батальонами выступил на хутор Чаган. Он был окружен крупной конницей врага. Попытки вырваться из окружения результатов не дали. Тем не менее, боевой опыт командира полка Аксенова позволили сохранить боевой порядок своих войск и отразить атаки врага. К вечеру с хутора Пономарев подошел третий батальон полка, и казаки были отбиты. Геройски сражаясь в бою, пал смертью храбрых комиссар полка Серов.

221-й стрелковый полк занял хутора Стольников, Бакалкин и Парамонов. Это те места, где проходило наше детство и юность, теперь здесь земли совхоза «Рубежинский» -поселок Дружный.

На склонах гор хутора Парамонов было множество окопов. В предвоенные годы мы ходили по этим окопам и находили ржавые винтовки, гильзы от патронов, а иногда и целые, не стрелянные винтовочные обоймы. На брустверах окопов находили человеческие черепа и кости.

219 –й стрелковый полк (командир полка В.С. Сокол), заняли село Б. Ремизянка, а к вечеру 11 января 1919 г. хутор Царевич и выступили на хутор Силкин и село Ташлу.

В авангарде шел третий батальон полка, который состоял из крестьян села Ефимовка  Андреевской волости, которые как следует, еще не были обстреляны. Попав под удар двух белых полков, батальон понес большие потери. В то же время большой и высокий патриотизм наших войск заставил солдат – белоказаков  сдаваться в плен десятками, сотнями и тысячами.

15 апреля 1919 года части Уральского казачества атаковали 64-ю бригаду 22-ой Николаевской стрелковой дивизии в городе Лбищенске. После упорных боев бригада оставила город. Казаки продолжали теснить 22-ю стрелковую дивизию. Кулаки в станицах поднимали бунты. Бригада двумя группами стала отходить к городу Уральску и Деркум.

65-я бригада, численностью 2500 бойцов, 31 пулемет и 15 орудий пробились в город Уральск. Но после захвата казаками станицы Соболево, Уральск оказался окруженным белыми. Фронт протянулся от Новокузнецка до Илецка.

Учитывая сложившуюся обстановку М.В. Фрунзе, принял решение перебросить вновь 25-ю Чапаевскую стрелковую дивизию на борьбу с казачеством. К этому времени вернулся из Академии, недоучившийся там, комдив В.И. Чапаев.

Фронт казачества проходил от города Пугачева, Б. Глушица – станица Соболево, Н. Озерное. Создавалась угроза соединения казаков с Деникиным.

Для операции В.И. Чапаеву была подчинена особая бригада Ивана Плясунова в составе трех полков: 210 стрелковый полк имени В.И.Ленина, Рязанский стрелковый полк и 10-й кавалерийский полк. Войсками ставилась задача к 15 июля 1919 года овладеть городом Уральск.

В.И. Чапаев и М.В. Фрунзе выехали в Самару для получения задачи. Командиром группы временно был назначен И.С. Кутяков – комбриг №1. Белоказаки отступали без боя.

4 июля И.С. Кутяков сообщил об освобождении Константиновки, Малой Глушицы, Пестровский выселок, Карлатский Умет, Мурашино, Ивановки, Сергеевки. Последние два населенных пункта относились к Андреевскому району.

В телеграмме начдиву – 22, осажденному в городе Уральске 4 июля 1919 года Фрунзе М.В. писал: « Контрнаступление Армий южной группы на Уральск началось. Сегодня к вечеру наши части уже выходят на линию Глушица – Гаршино. Согласно моему приказу наши войска не позднее 15 июля должны очистить всю линию реки Урал к Уральской железной дороги. Уверен в полном успехе начатого наступления. Будьте, уверены помощь и освобождение близки».

При отступлении под натиском чапаевских войск, казаки беспощадно расправлялись с членами семей чапаевцев. Жители же с великой радостью встречали чапаевцев как своих освободителей и оказывали им всяческую помощь, когда освобождались населенные пункты.

6 июля 1919 года оставив станицу Соболево, противник отступил к хутору Ново-Сергиевский и Пономарев. Сопротивление враг оказывал южнее Соболево, сосредоточив крупные силы. Недалеко от хутора Пономарев появились два бронированных автомобиля врага. Они двигались на стрелков 222-го Интернационального и 220-го Ивано – Вознесенского стрелковых полков. Броневики ворвались в наши боевые порядки, но наши бойцы их подбили и остановили продвижение. В этом бою был тяжело ранен комиссар полка Капустянский. Иваново–вознесенцы все же к вечеру овладели хутором Пономарев. Полки третей бригады заняли хутора Самаркин и Шепталов.

8 июля 1919 года 210-й стрелковый полк имени В.И. Ленина после 9 часов беспрерывных боев, занял хутор Курлин. Полки второй бригады заняли хутор Красный, 217 –й Пугачевский стрелковый полк отбил попытку казаков отбить Умет–Грязный. Бойцы полка, успешно преследуя противника, заняли хутора Савичев, Погодаев, Кузьмин и Бакаушен. Наступление всех частей группы развивалось успешно.

Остальные полки Особой бригады заняли хутора: 218-й стрелковый полк - хутор Сладков, Особая бригада - хутора Пальгов и Кожевников.

Непосредственно на Уральск были направлены две бригады: 1-ая бригада комбрига И.С. Кутякова должна была очистить от врага правый берег реки Чаган и постараться сбросить его в реку: 2-я бригада комбрига Зубарева должна была выйти к реке Урал в районе Дьякова – Гнилое, затем вдоль правого берега Урала продвигаться к городу Уральску.

Особой бригаде Ивана Плясунова ставилась задача перекрыть железную дорогу у хутора Широкий. 3-я бригада должна была занять поселок Рубежный и Требухин и выйти к реке Уралу. 25-й кавалерийский полк должен был наступать вдоль реки Урал и перекрыть все пункты отхода противника. Правильно разработанная операция командованием Армии и штабом Чапаевской дивизии обеспечила успех. 11 июля 1919 года В.И. Чапаев и М.В. Фрунзе с частями Второй бригады Зубарева вступил в город Уральск.

С неимоверными трудностями приходилось обеспечивать успех наступления наших войск. Стояла июльская жара - свыше 30 градусов. Отсутствовали вода. Длительное время солдаты не мылись в бане, не меняли белье и не отдыхали. Немало бойцов погибли от жары и солнечных ударов. Началась эпидемия тифа и дизентерия. Выбыли их рядов наших бойцов боевые командиры полков, соратники В.И. Чапаева, из 220-го стрелкового полка – Горбачев, из 219-го стрелкового полка С.В. Сокол, из 229-го стрелкового полка – Мальцев, из 3-ей бригады – Потапов, 1-го  кавалерийского полка – Суров и другие.

24 августа 1919 года полк 1-ой бригады Кутякова И.С. заняли станицу Сахарную. В атаку бойцов вели В.И. Чапаев и комиссар дивизии Батурин. Отважно сражались курсанты полковой школы 217-го Пугачевского стрелкового полка Бахтеева – Филипп Кутепов из села Гаршино, Яков Зимин, Иван Бабин и Иван Кудряков.

В боях под Сахарной 1-я бригада понесла большие потери. Они были бы значительно меньше, если бы комбриг 2-ой бригады Зубарев четко выполнял приказы В.И.Чапаева.

В.И. Чапаев отстранил Зубарева от командования бригадой и комбригом назначил Сергея Васильевича Сокола. В последствии Зубарев в 1921 году был расстрелян за измену Советской власти.

В этих тяжелых кровопролитных боях за Уральск погибли: комиссар 214-го стрелкового полка – Серов под рекой Чаган, командир Пугачевского стрелкового полка Паницкий Николай Ефимович под Уральском, командир батальона Алексей Инютин погиб в гор. Уральске 26 января 1919 года.

Рублев Григорий Яковлевич участник всех походов на Уральск, погиб в 1919 году. Доброволец Красной гвардии с 1918 года, уроженец села Сулак Самарской губернии.

Топорков Илья Васильевич, командир 1-го Николаевского стрелкового полка, умер от ран 12 июля 1918 года.

Чапаевцам в освобождении Уральска из Бузулука по большаку через Андреевку, пришлось совершить несколько походов. Крупных боев по пути на Уральск не было, хотя схватки не прекращались ни на один день. Казаки знавшие Чапаевские полки еще по 1918-1919 г.г. не проявляли большой охоты сражаться с ними и предпочитали отступать, лишь изредка делая налеты, и пощипывая, где им удавалось.

По большаку к станице Соболево, казаки с двумя броневиками пытались посеять панику в рядах наших бойцов, однако наши бойцы отстранились, пропустили их вперед. Казаки считали, что бойцы Иваново-Вознесенского полка дрогнут и побегут, но этого не произошло. Броневики ушли, не причинив никакого вреда, натиск был ликвидирован.   

Был такой случай, когда неподалеку от Соболево казаки окружили роту наших бойцов и почти все они были уничтожены. На выручку дважды посылали по роте красноармейцев, и они тоже уничтожались. Узнав об этом позже, В.И. Чапаев, бушевал и ругался: «Не командир ты – дурак еловый. Должен знать навсегда, что казак не воевать, щипать только умеет. Эх ты цапля! Вставить бы «что следовало»!».

Несмотря на то, что враг отчаянно сопротивлялся, чапаевцы по всему Уральскому фронту успешно продвигались до 50 верст в сутки. Население станиц и хуторов восторженно встречали своих освободителей. Делились с бойцами, чем могли, самому В.И. Чапаеву прием оказывали чрезвычайный. Мужики шли к нему и добродушно беседовали, а Чапаев В.И. покручивая ус, отвечал им, как мог о новых порядках Советской власти, иногда допуская искажения, так как в ряде вопросов сам еще не разбирался, а если разбирался, то  слабо.

Он разъяснял о роли Красной Армии в освобождении Советской России от белогвардейского нашествия. Так, радостно встречаемые населением, чапаевцы приближались к Уральску. Скоро они были уже под стенами осажденного города. Последний бой и казаки бежали, разорвав кольцо наших войск.

Встречать чапаевцев за город выезжали руководители осажденного города и войск 22-ой стрелковой дивизии, эскадрон кавалерии с духовым оркестром. С радостью, со слезами на глазах бойцы встречали друг друга. Улицы Уральска  были запружены людьми и войсками. Народ ликовал победу и торжественно встречал Чапаевцев. Слышны были возгласы приветствия в адрес В.И. Чапаева. Он, торжествуя, медленно продвигался по улице на автомобиле. Через реку Урал бойцы наводили деревянный мост.

С города Уральска дивизия пошла на город Лбищенск. Лежали степи да степи на сотню верст. Здесь в станицах и хуторах в основном проживало Уральское казачество, которое горячо поддерживало белоказаков, и с ненавистью встречало наших бойцов. В основном казачьи станицы к приходу наших частей были уже пусты. Часть населения уходили с казаками, а часть прятались и скрывались мелкими группами в лесах вдоль Урала. В хуторах можно было встретить только оставшихся престарелых старушек. 

Казаки отступали с ожесточенными боями и надо сказать, что они дрались умело. Штаб дивизии остался в городе Уральске, а передовые части прорывались на г. Лбищенск.        

Красноармейцы устали, изнуренные бесконечными походами, не хватало хлеба, голодные, порою не ели сутками, недоставало патронов. Это были суровые дни в борьбе за установление Советской власти.

Вскоре боевой соратник В.И. Чапаева комиссар Д. Фурманов, был отозван на другую работу, вместо него прибыл комиссар Батурин. В.И. Чапаев тяжело воспринял уход Д.Фурманова, с которым были одержана не одна победа.

Части успешно продвигались вдоль реки Урал на станицу Сахарную. Страшные зверства совершали отступающие казаки. На задержавшийся обоз Иваново-Вознесенского полка со стороны станицы Сломихинской налетели казаки. Угнали часть обоза, отбив от наших, надругались над жителями. У двух девушек отрезали груди, с раздробленными головами лежали красноармейцы.

Уже, когда наши части готовились к походу через Калмыков на Гурьев, к Каспийскому морю, разыгралась страшная драма.

Штаб В.И. Чапаева, оторванный от основных частей, квартировался в гор. Лбищенске, откуда комдив и комиссар дивизии ежедневно навещали свои подчиненные войска на автомобиле, давая различные распоряжения. Наступили осенние холода. Чапаев в это время был без настроения. Тиф косил бойцов. Умирали больше, чем погибали в сражении.

Казаки решили совершить последнюю попытку разбить наши войска. Решено было обманным путем пробраться в тыл чапаевцев и внезапно совершить налет на Лбищенск. На эту операцию были назначены опытные белогвардейские офицеры.

И вот перед рассветом казаки пробирались к Лбищенску, сняли часовых, заняли все улицы. Наши бойцы и штаб Чапаева были захвачены врасплох, красноармейцы в белье выскакивали на улицу с винтовками, пытаясь отбить казаков, но силы были неравные. Отчаянно отбивалась группа политработников Политотдела дивизии во главе с Павлом Степановичем Батуриным, комиссаром дивизии. Но удержаться было невозможно. Все в панике разбежались по хуторам, но все равно все были выданы казакам местными жителями. Комиссара Батурина, бросив на землю, казнили на центральной площади. Казаки рубили его саблями, кололи в лицо и, наконец, на глазах наших пленных красноармейцев изуродовали насмерть.

В.И. Чапаев был ранен в руку, отступали с ординарцем Петькой Исаевым, к реке Урал. Надежды на спасение никакой не оставалось. Через бурный Урал мало кто смог спастись. Когда плыл Чапаев через Урал, был ранен вторично в голову. Так В.И. Чапаев потонул в волнах седого Урала.

Петр Исаев до конца оставался на берегу, и последние шесть патронов выстрелив из револьвера в казаков, седьмую пулю он выпустил себе в висок, но не сдался казакам. Казаки беспощадно изуродовали тело этого бесстрашного бойца на берегу Урала. Реввоенсовет Республики своим приказом за героические дела наградил Петра Исаева орденом Боевого Красного Знамени посмертно.

В это время в качестве фельдъегеря служил в одном из штабов Пугачевского стрелкового полка, отец автора повести – красноармеец Семенов Иван Андреевич, 1897 года рождения.

Сопровождаемый двумя верховыми красноармейцами фельдъегерь Семенов И.А. со стороны города Уральска на лошадях скакал с пакетом в штаб В.И. Чапаева. Когда в сумерках они стали приближаться к Лбищенску, то увидели на горизонте огромное, красное зарево. Это наших пленных красноармейцев белоказаки загнали в один амбар, облили здание керосином и подожгли амбар. Все красные бойцы погибли героической смертью. Пакет фельдъегерю пришлось вернуть в штаб полка, так как штаб Чапаевской дивизии в Лбищенске ночной внезапной атакой был разгромлен казаками.

Вскоре красноармеец Семенов Иван Андреевич заболел тифом и лежал в бреду в гор. Уральске, не получая достаточной медицинской помощи.

Узнав о болезни сына, осенью из села Михайловки в Уральск приехал его отец Семенов Андрей Григорьевич. Красноармейца Семенова И.А., находящегося в бреду, отдали на излечение отцу. В домашних условиях больного удалось спасти.

Второй сын Илья Андреевич Семенов, 1895 г. рождения, пропал без вести на фронтах Гражданской войны.

Зимой 1919 года, как в крупном волостном центре, в селе Андреевке была открыта братская могила погибшим бойцам Чапаевской стрелковой дивизии. В братской могиле захоронены 360 безыменных неизвестных героев - чапаевцев, погибших в борьбе за установление Советской власти, в борьбе с белогвардейскими бандами в те суровые дни Гражданской войны.

Среди захороненных было большое количество замороженных бойцов, погибших на поле боя после тяжелых ранений. Замороженные тела красноармейцев были свезены с территорий сел: Озерное, Соболево, Любимовка, Богдановка, Ново-Сергиевское, Андреевка, Гаршино, Костино и других.

Когда привозили замороженные трупы в Андреевку, тела раздавали по домам через сельский Совет. Сначала местные жители отогревали тела в горячих банях, затем некоторых опознавали родственники и их увозили домой для захоронения. Те трупы, которые не были опознаны, были похоронены  в сельской братской могиле.

Братская могила чапаевцев до настоящего времени оберегается Андреевским сельским Советом, она огорожена декоративными деревьями. В центре стоит обелиск с надписью: «Братская могила чапаевцев». Братская могила находится на территории сельского кладбища, где уже позднее похоронено много бывших бойцов Чапаевской дивизии.

Сюда по праздникам приходят  школьники, сельчане, почтить память бойцов легендарной Чапаевской 25-ой стрелковой дивизии, отдавших свои молодые буйные головы в борьбе за установление Советской власти. На могилу благодарные потомки возлагают цветы, над обелиском развивается алый флаг.




Обновлен 09 мар 2018. Создан 28 фев 2011



  Комментарии       
Всего 4, последний 5 лет назад
ctc09 09 окт 2012 ответить
Марина Петровна и Илья Григорьевич! Спасибо вам за внимание и память к моему отцу Семенову Георгию Ивановичу.
28 февраля 2013 года ему должно было бы исполниться 85 лет со дня рождения.
Надеюсь к этому времени выйдет в свет моя книга "Родословная книга семьи Семеновых", 2-й выпуск, которую с удовольствием презентую Вашей библиотеке.
Также в честь своего 60-летия в 2013 году планирую передать безвозмездно Вашей библиотеке часть своей личной библиотеки из Казахстана.
Удачи Вам в Ваших делах,
Ваш Валерий Георгиевич Семенов
   
firstest 11 окт 2012 ответить
Спасибо, Валерий Георгиевич!
   
Марина 12 окт 2012 ответить
Спасибо и Вам Валерий Георгиевич! С нетерпением будем ждать книгу и книги
   
ctc09 10 фев 2013 ответить
Марина Петровна!
Если Марьяна Баймухамбетова сорвет свое обещание и не сможет по какой-то причине доставить мою книгу в Рубежинский до 20 февраля т.г, то сразу же сообщите мне и я вышлю Вам что-то по книге в электронной версии, хотя бы для стенда к дню 85-летия отца (28.02.2013 г.). Ваш Валерий Георгиевич Семенов
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником